Свяжитесь с нами

Мнения

В Цхинвале вспоминают нападение грузинских агрессоров и помощь России

imag.one

Политиков Южной Осетии объединила общая угроза.

В истории Южной Осетии 8 августа 2008 года стало трагическим для каждого жителя республики. В этот день грузинские войска начали массированный артиллерийский обстрел Цхинвала. Через несколько часов последовал штурм города грузинской бронетехникой и пехотой. И несмотря на то, что боевые действия в Южной Осетии продлились недолго – пять дней, в истории и в памяти осетин они остались навсегда.

Эмилия Гагиева, являющаяся сегодня председателем ЦИК Южной Осетии, вспоминает август 2008 года. «Практически каждое утро по пути на работу я наблюдала как с центральной площади Цхинвала вывозят детей на автобусах из города. Население находилось в состоянии ожидания чего-то плохого, город как будто замер. Вслух о войне боялись говорить.

7 августа, ближе к обеду, от наших родственников, которые на тот момент проживали в Гори, начали поступать звонки о километровых танковых колоннах, которые движутся в сторону Цхинвала. Нас умоляли покинуть город, так как у них была информация о грядущей страшной войне, в которой «не останется ни одного осетина».

Отец же был непреклонен, меня и жену моего двоюродного брата посадили с детьми в машину и вывезли вечером в город Владикавказ. Мама наотрез отказалась ехать, сказала, что не оставит брата и папу. Чувство опустошенности не покидало…

Ближе к часу ночи, я все же включила телевизор… Сердце чуть не остановилось от услышанного. Перед глазами встал весь ужас, которому подвергли мой народ и город. Было страшно как никогда. Новости были ужасные, рассказывали о смертях, бесчинствах и зверствах грузинских солдат и их наемников. Я не могла дозвониться до родных, телефоны у всех были выключены», – вспоминает Эмилия Гагиева.

Август «восьмого» года в Южной Осетии подверг ужасу всех без исключения. Мужчины также тяжело возрождают в памяти события того дня. Первый заместитель председателя парламента РЮО, депутат Пётр Гассиев тоже поделился своими воспоминаниями с ИА «Кавказский рубеж».

«Война «восьмого» года застала меня дома. В городе находилась группа телекомпании НТВ, в которой я работал в то время, и я выехал к ним. Вот тогда всё это и началось. Какие у меня были мысли… У меня были мысли о полной катастрофе. У меня были мысли, что мой город сотрут с лица Земли. Работа в телекомпании, когда мы пытались прорвать информационную блокаду, наверное, немного и отвлекала меня, а то бы я мог сойти с ума», – рассказывает Пётр Гассиев.

Общественный деятель Южной Осетии Роланд Келехсаев вместе со своей семьей, отказавшейся эвакуироваться из города, вообще застал первый взрыв снаряда грузинских солдат рядом со своим домом.

«Я прекрасно понимал, что это не просто очередной обстрел города, который вёлся на протяжении последних недель, а широкомасштабное наступление грузинских войск. Я входил в политсовет при президенте Южной Осетии и владел информацией, что Грузия сосредоточила по периметру всей границы свои вооружённые силы, которые готовы напасть. Но когда вечером 7 августа прозвучали слова президента Грузии Михаила Саакашвили о том, что он не намерен нападать на Южную Осетию и отводит войска, у меня возникла надежда на то, что войны можно избежать.

Однако вторжение грузинской армии состоялось, и единственной надеждой на благоприятный исход для нашего народа в войне с грузинским фашизмом было то, что Россия быстро вмешается и остановит агрессора. В противном случае мы оказались бы на грани полного уничтожения как этноса», – рассказал Роланд Келехсаев.

По словам политического и общественного деятеля, депутата парламента Давида Санакоева, 8 августа 2008 года он как раз возвращался в Цхинвал.

«Это было, после того как мы отвезли детей в Азов. Мы вернулись, и 8-го числа были уже в Джаве и пытались через объездную дорогу, через Зарскую дорогу, приехать в Цхинвал. Там, помимо меня, было еще множество ребят, которые также стремились попасть в город после ночных обстрелов и после шквала артиллерийского огня, который устроила Грузия тогда с 7-го на 8-е. Мы слышали только то, что город весь стёрт с лица земли, а в городе оставались наши родные, близкие, друзья. И мы переживали, конечно, за это. Каких-то других мыслей не было. Ни мысли, что Грузия может победить в этой войне, или какие-то другие мысли не посещали нашу голову, хотелось только защитить своих близких и родных. Защитить не только город, но и всех людей, которые остались. Потому что мы помнили, как в 90-х годах, когда грузины запустили в город колонны, они начали зверствовать в грузинских сёлах, которые окружали Южную Осетию, то есть город Цхинвал окружали. И мы боялись за то, что они также будут поступать, такое же отношение будет и сейчас к нашим близким.

Безусловно, у нас была большая надежда на российскую помощь, потому что мы прекрасно понимали, что не сможем выстоять самостоятельно. Мы какое-то время могли обороняться, но тут и численное превосходство противника, и с точки зрения боевого оснащения, они были намного лучше оснащены. Поэтому мы прекрасно понимали, что долго выстоять не сможем. Не было у нас такого ощущения, что Россия нас бросит, что она оставит нас одних в такой непростой ситуации, в такой беде», – отметил Санакоев.

Не только Давид Санакоев напомнил о судьбоносной помощи России в разрешении конфликта. Эмилия Гагиева и Петр Гассиев также с благодарностью говорили о «бесстрашной мощи российских солдат».

«Если быть совершенно откровенным, мы просто надеялись на то, что Россия придет на помощь, так как силы защитников Южной Осетии уже были на исходе», – вспоминает Пётр Гассиев.

«Все это время мы не переставали надеяться на то, что в это вмешается Россия. То, что сделали с российскими миротворцами, не могло сойти с рук. Риторика российских политиков начала вселять надежду, что мы не одни и к нам придут на помощь. И этот день настал. В Южную Осетию едут российские солдаты. Принуждение к миру! Надежда!» – рассказывает о пережитом Эмилия Гагиева.

Но оправдались ли те надежды и представления о будущем Южной Осетии, которые возлагали собеседники, спустя 14 лет?

«Сегодня мои ожидания оправдались лишь частично. Мы бы могли за эти годы воссоздать экономику нашей страны, построить правовое государство и отстаивать свои интересы на международном уровне. Но в любом случае у нас есть надежда на будущее и это самое главное.

Первоочередная задача для нашего народа — укрепление интеграционных процессов с нашим стратегическим партнёром Россией и развитие с ней союзнических отношений», – отмечает югоосетинский общественный деятель Роланд Келехсаев.

«В 2008 году, после признания независимости Республики Южная Осетия Россией, конечно, была эйфория. Абсолютно все надеялись, что больше никаких трудностей не будет.

Но сейчас могу откровенно сказать, я всё-таки не такого будущего ожидал, так как рассчитывал на то, что Южная Осетия войдет в состав России в качестве отдельного субъекта. Я и сегодня надеюсь, что вскоре это всё же произойдет», – добавил первый заместитель председателя парламента РЮО, депутат Пётр Гассиев.

В свою очередь, Давид Санакоев также отметил, что, после того как активные боевые действия закончились на территории Южной Осетии, надежды у её жителей были большие.

«Надежды были на то, что через 10-15 лет Южную Осетию будет не узнать, что мы сделаем большой рывок вперед в развитии, что с точки зрения экономики, что с точки зрения построения своего государства. Но, к сожалению, наши ожидания остались не исполненными. Но все равно надежда на это все же остается, на то, что мы будем выстраивать эффективную экономику, что мы будем предпринимать шаги к тому, чтобы укреплять свою государственность и будем строить добрососедские отношения со всеми нашими партнерами, прежде всего с Российской Федерацией и с другими дружественными государствами, с которыми у нас есть взаимное признание, договоры о дружбе и сотрудничестве», – добавил депутат.

«Сегодня и всегда, вспоминая эти страшные несколько дней, я не устаю благодарить Господа, наших бесстрашных бойцов и тех российских солдат, которые пришли на помощь. Бесконечная благодарность за выживших и за память тех, кто не с нами, но погиб ради нашего будущего. Будущего без войны и на родной земле!» – делится своими эмоциями председатель Центральной избирательной комиссии Эмилия Гагиева.

Примечательно, что разные политики, которые сегодня находятся по разные стороны баррикад, вспоминают тот страшный день практически одинаковыми словами и с одинаковыми мыслями. Это говорит о том, что у них гораздо больше общего чем того, что их разъединяет и все они прекрасно понимают, что перед лицом общей угрозы осетинское общество должно сплотиться.

Боевые действия в Южной Осетии продолжались до 12 августа 2008 года. С 14 по 16 августа президентами Абхазии, Южной Осетии, Грузии и России был подписан план мирного урегулирования конфликта. Пятидневная война имела значительные геополитические, экономические и иные последствия. Так, 26 августа Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств. А 2 сентября Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией. Авантюра недальновидных грузинских политиков привела к катастрофе, результаты которой до сих пор оказывают колоссальное негативное влияние на Южный Кавказ.

Редакция ИА «Кавказский рубеж» выражает соболезнования потерявшим в этом конфликте своих родных и близких.

Продолжить чтение
Кликните для комментария

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Азербайджан

Эксперт: Азербайджан и Турция имеют крайне агрессивные планы в отношении Армении

infopress.am

Сергей Мелконян оценил шансы мирного урегулирования конфликта между Баку и Ереваном.

В обстановке нынешнего военного дисбаланса в Закавказье мир в регионе невозможен. Об этом заявил сотрудник Института востоковедения РАН Сергей Мелконян, сообщает информагентство REGNUM.

«Что касается мирного урегулирования, то на повестке пока предложения азербайджанской стороны, которые являются не «мирным договором», а вторым актом капитуляции. Подобный подход не может рассматриваться в логике мирного урегулирования», — считает эксперт.

По его словам, переговоры между Арменией и Азербайджаном продолжаются под непрекращающимся силовом давлении со стороны Баку и Анкары.

«В регионе мир возможен только при создании военно-политического баланса. Сегодня наблюдается серьезный дисбаланс на фоне милитаризации Азербайджана и Турции, которые имеют крайне агрессивные планы в отношении Армении», — отметил Мелконян.

Он также подчеркнул, что в условиях эскалации конфликта на Южном Кавказе Баку и Анкара преследуют общие интересы: ослабление влияния России в регионе, получение коридоров через территорию Армении и оккупация южных районов Армении.

«7 сентября в Анкаре открылось первое представительство так называемой «Гёйча (Севан)-Зангезурской Турецкой Республики Западного Азербайджана». Этим шагом Азербайджан и Турция открыто намекают, что стремятся завоевать не только весь Арцах (Нагорный Карабах) и форсировать открытие «Зангезурского коридора», но и планируют оккупировать территорию Армении», — резюмировал эксперт.

Напомним, что министры иностранных дел Армении и Азербайджана Арарат Мирзоян и Джейхун Байрамов встретятся 2 октября в Женеве для согласования текста мирного договора между республиками.

Продолжить чтение

Абхазия

Отказ от расширения транспортных коммуникаций может превратить Абхазию в депрессивный регион

abkhaz-project.ru

Наращивание транспортного потенциала привлечет в республику российские инвестиции.

(далее…)
Продолжить чтение

Грузия

Американский фонд зафиксировал уменьшение числа сторонников проевропейского вектора развития в Грузии

kavkazru.press

Согласно опросам, поддержка вступления в Евросоюз за 9 месяцев упала на 8%

Национальный демократический институт (NDI) продолжает проводить социологические исследования в Грузии. Согласно последнему проведённому опросу американские аналитики сообщают, что главными проблемами в стране являются безработица, на неё указали 36% респондентов, рост цен/инфляция – 35%, бедность – 32%. Вопрос территориальной целостности занял лишь четвертое место в рейтинге основных проблем, волнующих жителей Грузии, эта проблема актуальна для 26% населения. Также американские социологи изучали общественное мнение о вступлении страны в Евросоюз. Как показывают приведённые данные, четверть граждан республики выступили против вступления Грузии в «большую европейскую семью». Член экспертного совета Института инновационного развития Анастасия Яковук поделилась с редакцией информационного агентства «Кавказский рубеж» своим мнением по данному вопросу.

«Причины, по которым происходит падение поддержки курса на евроинтеграцию, очевидны. Частые заявления ряда высокопоставленных европейских политиков, которые чуть ли не каждый день находят всё новые и новые недочёты и несовершенства в грузинском законодательстве, предлагая при этом свои поправки, воспринимаются в грузинском обществе в качестве вмешательства в дела суверенного государства. Более того, ЕС постоянно оказывает давление на Грузию, требуя от нее исполнения своих требований, иногда совершенно противоречащих повестке правительства, причём, делая это не только от своего имени.

Например, стоит вспомнить призывы членов группы, созданной в Киеве экс-послом США в России Майклом Макфолом, о введении санкций против бизнесмена, основателя правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Или самое популярное в последние недели – открытие в Грузии «второго фронта». Не удивительно, что посол США в республике Келли Дегнан назвала информацию о причастности к данным заявлениям Макфола «пророссийской дезинформацией».

Также хочу напомнить, что накануне депутаты грузинского парламента, покинувшие правящую «Грузинскую мечту», выступили с очередными громкими обвинениями в адрес США. Созар Субари, Дмитрий Хундадзе, Михаил Кавелашвили и Гурам Мачарашвили утверждают, что американское посольство работает над сменой власти в Грузии с помощью своей «агентуры» — лидеров оппозиции и руководителей влиятельных местных НПО.

По моему мнению, подобными действиями страны запада собственноручно отбивают у грузин стремление вступать в Евросоюз. Частые заявления о несоответствии Грузии Копенгагенским критериям, и, как следствие, отказ в предоставлении статуса кандидата в ЕС, в отличие от той же Украины, которая, конечно же, им «соответствует».

Возвращаясь к опросу, стоит отметить, что Национальный демократический институт (NDI) создан правительством Соединенных Штатов для «продвижения демократии в развивающихся странах». Финансируется, в том числе, Агентством США по международному развитию (USAID), Госдепом США, Национальным фондом демократии США, а также из других государственных и негосударственных источников.

Опираясь на этот факт, уже можно сделать вывод о том, что представленная в опросе статистика может не соответствовать действительности, есть вероятность преувеличения реальных цифр. Тем более, что в правящей партии Грузии также недавно усомнились в объективности результатов проведенного опроса организации о доверии общества к институтам и политическим партиям Грузии, отметив, что «политическая часть – не сильная сторона исследований NDI»», — резюмировала эксперт.

Ранее мы писали, что лишь один из американских фондов, National Endowment for Democracy (NED) в прошлом году выделил 500 000 долларов для молодежи, которая будет активно участвовать в политической жизни страны. 246 000 долларов пошло на развитие прозападных партий и плюс 75 000 долларов для укрепления их положения. На журналистские расследования, которые среди прочего будут разоблачать «российскую дезинформацию» – 50 121 доллар. Новостной канал получит 102 220 долларов, на абстрактное содействие образованию в области прав человека выделено 108 897 долларов. И это далеко не полный перечень интересов лишь одной этой организации.

Продолжить чтение

В тренде